Олег Табаков, актер, режиссер

Я вообще заметный человек. Я достаточно дистанцируюсь от любой власти на протяжении 51 года.

Я ведь не режиссер. У меня есть данные, я могу научить актеров хорошо играть, но художественный театр я никому не наследовал, ничье дело я не продолжаю. Я — кризисный управляющий. Вот в меру своего понимания и занимаюсь этим. Когда я пришел на должность художественного руководителя [МХТ им. Чехова], то довольно быстро распустил все общественные организации: совет по делам молодежи, трудсовет и пр.

Я много работаю. И когда я работаю, условия проживания, конечно, имеют определенное значение, но не решающее.

К сожалению, современная театральная педагогика удовлетворяется некоей полумерой: из людей средних способностей получаются актеры. Но это вовсе не означает, что эта работа не должна проводиться.

В театре не так много актеров, которые могут работать «паровозами». Так было всегда. Я не могу мечтать о пьесе, не связывая ее с актером.

Я один из немногих, кто выиграл суд относительно того, что издатели тиражировали те передачи, которые я ставлю на радио. Вообще, основные свои деньги я «заработал» на радио. Когда американцы продали фильм про Гарфилда, то обязательным условием было, что озвучивать кота будет «артист Т».

Цивильная, нормальная семья бывает здоровой, только если в ней есть дети. А иначе приходишь в дом иногда: и картины на стенах, и книги с золотыми обрезами, и хрусталь… а детей нет — и некий «the smell of cheese» — запах сыра — присутствует. А вбежит в эту комнату пусть не ребенок, хотя бы щенок, помашет хвостом — и все становятся людьми.

Что надо, чтобы 72-летний человек не спал ночью? Победа нашей сборной на чемпионате по хоккею! Мне было так хорошо!

Очень важно не забывать тезу Владимира Ивановича Немировича-Данченко о том, что на нас жизнь не кончается.