Бренды

Александр Иванов, группа «Рондо»

Да так, скрипим потихонечку. (О своем творчестве.)

Не верьте тому, кто скажет, что у него в армии не возникало проблем со старослужащими. Проблемы со старослужащими возникали у всех.

Вот, на брови у меня шрам — оттуда. Но важно не то, что происходило в армии, а то, что ты вынес из службы. И остался ли ты перед самим собой достойным человеком, который держит свою линию. Лично я понял, что если бы не те два года, бог его знает, стал бы я заниматься музыкой. Со спортом у меня не сложилось, а в армии я познакомился с большим количеством очень интересных, разноплановых музыкантов. И, благодаря этому стал тем, кем стал. Во всем есть положительная сторона.

Откуда у меня такой голос? Таким уж господь бог на землю послал. До 1981 года я вообще был спортсменом, занимался дзюдо. И вопрос о моем музыкальном будущем не ставился.

Я не считаю, что могу помочь молодым артистам раскрыться, да и им как-то со мной не всегда уютно. Как по тональности, так и по тому, как там все происходит. Мое участие в «Фабрике звезд» было под очень большим вопросом. Работники Первого канала штурмовали меня примерно три месяца. Но когда позвонил мой старый друг Юрий Аксюта, я не смог отказать. Он в свое время, будучи генеральным человеком на «Европе плюс», очень помог мне с альбомом «Грешной души печаль». Сам я не хотел выступать.

Но вот Юра попросил…

И получать от нее огромное удовольствие. В шоу-бизнесе, как и в любой другой профессии, кто-то стремится реализовать свои замыслы в мировом масштабе, а кто-то играет, чтобы порадовать десяток человек, сидящих в зале. Не всем же выступать на Евровидении… Самое главное, чтобы человек делал свое дело честно.

Людмила Улицкая, писатель

Я сначала вырастила детей, а потом стала писателем.

Моя первая книжка вышла, когда мне было 50 лет, и дети как раз в этот период уехали за границу. 10 лет я их дома не видела. Они мне освободили пространство, за что им спасибо. Потом они вернулись, за что им второе спасибо.

Честно говоря, мне деловые женщины нравятся больше, чем деловые мужчины. И в провинции, и в Москве. Я — член нескольких попечительских советов и иногда имею дело с людьми, которые «дают». Так вот женщины, по-моему, легче, лучше и правильнее дают. За двусмысленность не отвечаю.

Крайне неприятно признавать, что твое имя — бренд. Это накладывает на меня определенного рода ответственность, скажем: «Подпиши письмо!» или «Посиди в этом попечительском совете, нам твое имя нужно». Я это делаю, когда считаю нужным. Нравится, не нравится — это не вопрос, вопрос в том, принимаю ли я это.

В последние годы в России появилось очень много литературных премий. К этому относятся по-разному. И многие ругают премии. А я очень радуюсь тому, что они есть. Потому что книги, которые выходят в финал, — это книги, на которые люди — читатели — обращают внимание.

Как человек, прошедший множество раз через всякие награждения и шорт-листы, я точно знаю, что шорт-лист важнее, чем полученная премия. Это означает определенные качество и уровень автора. На последнем этапе, когда дают премию, часто важную роль играют различные случайные обстоятельства: отношения, давление, влияние, потаенная игра. Прежде чем я получила Букеровскую премию, я трижды была в ее шорт-листе.

Слова «толерантность» я избегаю, потому что это одно из тех понятий, которые меняются, варьируются и иногда дико опошляются. Слово «толерантность» сегодня также нельзя произносить, как слова «демократия» или «либерализм», — они покрылись некоторой корой.

Есть проблема экологии чтения. Об этом я говорю постоянно. Мы смотрим на то, что мы пьем, что мы едим, но редко обращаем внимание на то, что засовываем в свою голову.

Григорий Антипенко, актер

В жизни я не играю. Мне интересно копаться в себе, выискивать что-то интересное. Нравится, создавая роль, позволять себе то, чего не могу позволить себе в обычной жизни.

Я — замечательный человек. Говорю это без лишней скромности. Хотя бываю очень депрессивным. Я вообще по натуре своей нелюдимый. Крайне редко общаюсь. Актерская профессия для меня — форма сублимации.

Обожаю наблюдать! Наверное, из-за того, что я долго биологией увлекался. Могу сидеть где-нибудь на лавочке и смотреть, как люди встречаются, прощаются, что-то бурно обсуждают. Какие-то из наблюдаемых ситуаций меня заводят, хотя других, может быть, не трогают. Красивые картинки, подсмотренные в жизни, приносят мне огромное количество энергии. Какие-то вполне могут пригодиться и в работе.

В порно точно не стану сниматься. Держимся пока…

Раскомплексованный человек — страшное зрелище. То, что сейчас с MTV-шной молодежью происходит — печально, трагично даже. Мне как эстету это крайне неприятно. Люди неправильно говорят, не знают, что такое русский литературный язык… Бескультурье полное! Поэтому пускай лучше будут комплексы, которые станут подталкивать человека к самосовершенствованию. Потому что комплексы — это то, с чем человек старается бороться, такой внутренний моторчик, который заставляет человека над собой работать, книги читать.

Жизнь для меня — это игра. Во мне живет внутренняя аналогия с Остапом Бендером. Когда-нибудь я надеюсь сыграть его роль. В бесконечных стульях и я ищу свой, бриллиантовый… Но очень надеюсь, что его не найду. Потому что мне нравится жизнь как процесс.

Я не хочу, чтобы в конце жизни у меня наступило пресыщение. Хочу, чтобы она меня радовала и открывалась каждый раз новой стороной, преподносила сюрпризы. Если мне станет совсем скучно, сяду на яхту и кану в Лету.

Планирую закончить свою жизнь вместе со стихией — бурно, мощно. Чтобы до конца наслаждаться красотой божественного мироздания.

  • 1
  • 2